Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Кто раскачивает лодку? Независимость судей - гарантия осуществления правосудия

Федеральный журнал судейского сообщества России "СУДЬЯ", ноябрь 2004 г. (спецвыпуск)

Юрий СИДОРЕНКО,
председатель Совета судей Российской Федерации


Когда в 80-х годах прошлого века началась дискуссия о необходимости проведения судебной реформы, на первый план вышла проблема независимости судей и судов. Именно о необходимости утверждения подлинной независимости судов говорили и писали юристы, журналисты, политики...
Судьям, честно говоря, эта проблема не казалась главной. Судьи говорили: постройте нам хорошие здания судов, дайте приличную зарплату, купите компьютеры, современное оборудование, дайте возможность нанять квалифицированный персонал, а уж за свою независимость мы сами постоим.
Мы тогда не различали независимость судьи и независимость суда, а это не тождественные понятия, хотя они тесно взаимосвязаны.
Вернее сказать, о независимости суда, о судебной власти мы тогда и не мечтали, а каждый судья, имеющий чувство собственного достоинства, уважающий закон, отстаивал свою независимость как мог.
Однако очень скоро мы поняли, что независимость - ключевая проблема при оценке состояния правосудия, и активно включились в борьбу за нее, боремся до сих пор и будем отстаивать независимость, потому что это главное достижение за годы реформ и, что очень важно, необходимое условие беспристрастного, объективного, т.е. реального правосудия.
И сегодня эта проблема актуальна, потому что борьба за независимость - это не кампания, а постоянный процесс.
Эта проблема актуальна не только для России, но и для большинства стран мира. Везде законодательная и исполнительная власть периодически пытаются ограничить независимость власти судебной.
В 1989 году был принят Закон "О статусе судей в СССР", и это, пожалуй, стало первым реальным шагом на пути к независимости суда, впервые были обозначены гарантии независимости судей. Раньше в советском законодательстве независимость лишь формально провозглашалась. Этим же законом также впервые были созданы органы судейского самоуправления - конференции судей и квалификационные коллегии судей, определены их полномочия. Причем квалификационные коллегии избирались самими судьями и только из судей!
Гарантии независимости судей были значительно расширены и развиты в принятом в 1992 году Законе "О статусе судей в Российской Федерации". Некоторые базовые принципы этого закона затем были перенесены в Конституцию.
Этот закон в свое время спас судейский корпус от полного развала и до сих пор продолжает оставаться одной из главных гарантий независимости и самостоятельности судов и судей, и стабильности судебной системы.
Почему судьи так дорожат этим законом?
Статус судей - не самоцель, а средство обеспечения гражданам, защита прав которых доверена судьям, необходимых гарантий эффективности такой защиты.
Как сказал Конституционный Суд в одном из своих постановлений: "Судейская неприкосновенность является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов и, прежде всего, интересов правосудия". Неприкосновенность - одна из гарантий независимости.
Европейская Хартия о статусе судей отмечает, что статус судей должен обеспечивать ту беспристрастность, которую население вправе ожидать от судов.
Так что судьи, отстаивая свой статус, свою независимость, не о себе беспокоятся, они люди опытные, прошедшие много испытаний, и могут приспособиться к любым условиям. Но нужно ли обществу, чтобы они приспосабливались?
Независимость судьи является основополагающим принципом и правом граждан любого государства. Независимость - обязательное условие для беспристрастности судьи, которая жизненно важна для доверия к судебной системе.
В Российской Федерации принцип независимости суда и судей провозглашен как на конституционном (ст.ст. 10, 119, 120), так и на законодательном уровнях (ст. 1 ФКЗ "О судебной системе", ст. 1 ФЗ "О статусе судей в РФ").
Тем не менее периодически этот принцип оспаривается нашими политиками.
Так, во время недавней дискуссии один из лидеров Государственной думы упрекнул суды в том, что они не борются с коррупцией и вообще постепенно превращаются в самостоятельную ветвь власти. Можно, конечно, принять этот упрек как похвалу, но именно такие настроения и такое отношение к судам характерны для значительной части политического истеблишмента.
Далеко нынешним правителям до библейского героя и царя Давида1 , который 3 000 лет назад так сказал об Иерусалиме: "Там стоят престолы суда, престолы Давидовы", т.е. царь собственной рукой поставил суд на первое, вышестоящее по отношению к нему, царю, место.
Но все же редко кто так откровенно высказывается против независимости суда. Полемика идет в основном вокруг фигуры судьи, и здесь критики не стесняются.
Чего мы только не слышим о судьях! Что они бесконтрольны, что они независимы от закона, что у нас в стране образовалась каста неприкасаемых, что каждый федеральный судья - сам себе судья, что они составляют самую закрытую корпорацию и никому не подотчетны, и так далее. Это лишь малая толика высказываний наших политиков и государственных деятелей на страницах печати. И если бы дело ограничивалось только критикой. Но ведь в период действия закона о статусе судей каждый год вносились предложения и законопроекты, направленные на то, чтобы снизить гарантии независимости судей, ограничить их самостоятельность, отнять социальные гарантии и льготы.
До 2001 года подобные предложения не находили поддержки у депутатов, Государственная дума отклоняла все подобные законопроекты, тем более что существуют международные стандарты гарантий независимости судьи и они восприняты нашим национальным законодательством.
Однако в последние годы просматривается определенная тенденция к сокращению, ограничению законодательных гарантий независимости судей.
Это очень тревожно, потому что прежде всего закон призван защищать судью.
Более того, очевидно, что даже основные гарантии независимости судей подверглись определенной эрозии. Вот только самые убедительные примеры:
1) Сроки. Судьи, назначаемые на пожизненный срок, обладают наибольшей независимостью. Чем больше срок службы судьи, тем меньше возможность, что на судью будет оказывать влияние его заинтересованность в получении очередного назначения. До 2001 года в России судьи назначались пожизненно. В 2001 году установлен предельный возраст для судьи - 65 лет, и срок для председателя суда и заместителей - 6 лет, а также запрет на назначение этих должностных лиц более 2-х раз подряд.
2) Несменяемость. Это невозможность смещения судей с должности иначе, чем за поступки, позорящие честь и достоинство судьи, либо умаляющие авторитет судебной власти. Право лишения судейской мантии имеет только квалификационная коллегия судей. После изменений, внесенных в 2001 году, судью можно сместить с должности за совершение дисциплинарного проступка и нарушение положений Кодекса судейской этики, а председателя суда и заместителей - за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Таким образом, перечень оснований для смещения судьи с должности значительно расширен.
3) Неприкосновенность. В 2001 году введены дисциплинарная и административная ответственность судей, которых раньше не было.
4) Вознаграждение. В ст. 9 Закона "О статусе судей в Российской Федерации" записано, что государство предоставляет судье материальное и социальное обеспечение, соответствующее его высокому статусу.
Ряд льгот, которые имели судьи, теперь из закона исключены, на очереди еще несколько аналогичных законопроектов, а по зарплате на сегодняшний день судьи, которые относятся к государственным служащим категории "А" (самой высшей), далеко отстали от чиновников.
В ст. 9 упомянутого закона в качестве одной из гарантий независимости названа система органов судейского сообщества (съезды, советы судей, квалификационные коллегии). В международных документах также признается право судей на создание профессиональных ассоциаций, призванных представлять и защищать их интересы.
В 2002 году был принят закон об органах судейского сообщества. История его появления такова: первоначальный проект был подготовлен Советом судей Российской Федерации, обсужден на IV съезде судей, внесен в Государственную думу Верховным Судом Российской Федерации и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в порядке законодательной инициативы и был принят в первом чтении в 1997 году, а затем несколько лет лежал без движения.
В 2002 году к работе над законопроектом присоединилась Администрация Президента, он был существенно переработан, к сожалению, не в лучшую сторону. Члены судейского сообщества высказывали свое несогласие с некоторыми предложениями, но к нам не прислушались. Законодатель вторгся в компетенцию судейского сообщества, закон стал регулировать те вопросы, в том числе и регламентные, которые ранее решались самими судьями. Нормы представительства в органы судейского сообщества, их количественный состав, периодичность созыва, форма голосования (тайно или открыто) и другие вопросы депутаты решили за судей. Кроме того, пошел процесс огосударствления органов судейского самоуправления, которые являются вообще-то общественными организациями2.
Можно найти доводы в пользу любой из вышеупомянутых новелл и доказывать их целесообразность, но, рассматривая их в совокупности, во взаимосвязи, любой объективный исследователь не может не заметить, что все они направлены на то, чтобы что-то отнять у судей, в чем-то их ограничить.
К сожалению, новые инициативы Совета Федерации, правительства выдержаны в том же духе.
При этом законодатель игнорирует законы, которые сам и принимал. В ст. 5 Федерального конституционного закона ("О судебной системе"), т.е. закона, обладающего наивысшей силой (после Конституции), записано, что в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей.
Совет Федерации во внесенном в Государственную думу законопроекте предлагает:
- во-первых, сократить число судей в квалификационных коллегиях всех уровней, т.е. судей там будет меньше половины;
- во-вторых, вообще лишить судей права выбирать своих представителей в эти органы.
Это будут делать законодатели. Они же будут исключать судей из коллегий за проступки. Разве это не умаление самостоятельности судейского сообщества? Вспомним, что с 1989 года до 2002 года в состав квалификационных коллегий входили только судьи.
Такое предложение противоречит не только национальному законодательству, но и международному.
Европейская Хартия судей требует, чтобы для принятия любого решения по вопросу об отборе, принятии на работу, назначении, прохождении службы или прекращении функций любого судьи статусом предусматривалось участие независимой от исполнительной и законодательной власти инстанции, не менее половины членов которой составляют судьи, избранные своими коллегами.
Какие претензии на сегодняшний день к квалификационным коллегиям? Почему их нужно в очередной раз реформировать?
Кроме того, Совет Федерации предлагает назначение Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде передать Президенту Российской Федерации, т.е. переподчинить этот орган. Сейчас руководителя Департамента назначает Председатель Верховного Суда Российской Федерации с согласия Совета судей Российской Федерации.
Создание в 1998 году Судебного департамента стало крупным достижением на пути укрепления самостоятельности и независимости судебной власти. Передача этому органу от Министерства юстиции функций по материально-техническому, финансовому, кадровому обеспечению судов общей юрисдикции означало не простую смену вывески. Это означало отделение судебной власти от исполнительной, ее автономизацию. По существу это была практическая реализация конституционного принципа разделения властей. Судебный департамент полностью подконтролен и подотчетен судейскому сообществу, и впервые судьи получили полномочия по контролю над своим бюджетом.
Теперь Совет Федерации предлагает лишить нас этих прав. Ведь назначенный Президентом руководитель в ранге министра, от которого к тому же зависит распределение ресурсов, сразу возвысится над судьями и выйдет из-под их контроля, и вместо организационного обеспечения судов мы получим организационное руководство судами. Потерять контроль над бюджетом - значит, потерять значительную долю самостоятельности, а то и вовсе ее лишиться.
Министр юстиции также обратился с предложением подчинить ему Судебный департамент. Неужели забыли, до какой нищеты довело суды Министерство юстиции за 25 лет руководства, как Совет судей Российской Федерации выражал недоверие министру юстиции за нецелевое расходование средств, предназначенных судам, как затем судили министра юстиции за злоупотребления?! Ведь это было совсем недавно.
За несколько лет работы Судебного департамента бюджет судов общей юрисдикции вырос с 7,5 млрд руб. в 2000 году до 28,2 млрд руб. в 2004 году, в 82 судах областного уровня развернуты локальные вычислительные сети, число компьютеров в судах возросло втрое, за последние два года введено в эксплуатацию 568 зданий судов, проведен капитальный ремонт 452 зданий судов и выборочный ремонт 1140 зданий. Можно приводить еще много цифр. Конечно, всему этому способствовали изменение отношения Правительства к финансированию судов, Федеральная целевая программа развития судов. Но и значительная работа Департамента налицо. Зачем же ломать то, что себя хорошо зарекомендовало, какие цели преследуют авторы этой затеи? Хотелось бы услышать их аргументы.
И о последней инициативе хотелось бы сказать.
В Законе "О судебной системе Российской Федерации" (ст. 33) и в Законе "О финансировании судов Российской Федерации" (ст. 2) записано, что размер бюджетных средств, предназначенных для финансирования судов, подлежащих выделению на очередной финансовый год, может быть уменьшен лишь с согласия Всероссийского съезда судей или Совета судей Российской Федерации.
По поручению Правительства Министерство юстиции подготовило законопроекты о внесении изменений в эти законы, суть которых заключается в предоставлении Правительству права сокращать бюджет судебной системы на будущий год без согласия органов судейского сообщества.
Следует напомнить, что в 1995-1998 годах суды переживали тяжелейший финансовый кризис, нам не давали денег на бумагу, бланки, конверты, в судах отключали за неуплату телефоны, отопление, освещение, вследствие чего некоторые суды прекращали работу. Верховный Суд Российской Федерации судился в Конституционном суде с министром финансов, незаконно сократившим бюджет судов, и выиграл процесс, а затем Совет судей Российской Федерации обращался к Генеральному прокурору Российской Федерации с требованием привлечь министра к уголовной ответственности за превышение власти и неисполнение решения Конституционного суда. Так что эти записи в упомянутых законах появились не случайно, они были выстраданы горьким опытом, и закон все-таки восторжествовал, Правительство с тех пор ни разу не пыталось его нарушить.
В заключение хотелось бы сказать следующее. Конечно, судебная система нуждается в дальнейшей модернизации, судьи понимают это и готовы участвовать в совершенствовании правосудия. Президент недавно сказал, что у нас замечательный судейский корпус. Спасибо ему за такую оценку, большинство судей ее заслуживают. В то же время ежегодно квалификационные коллегии лишают полномочий десятки судей, запятнавших высокое звание судьи. Судьи согласны с тем, что есть много проблем и недостатков, которые нужно устранять. Но государство должно действовать тонкими инструментами, необходимо сохранять баланс между иногда противоречивыми принципами - принципом независимости и принципом ответственности.
Вторгаться в сложившуюся систему гарантий независимости судей под впечатлением единичных негативных фактов не следует.